Размер шрифта: A A A A

Цвет сайта: A A A

Изображения:

Обычная версия

УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени первого Президента России Б.Н.Ельцина

Картографические материалы

Религиозный ландшафт Екатеринбурга отражен в следующих границах:

  • до 1990 года - в границах "старого" Екатеринбурга и Верх-Исетского завода;
  • после 1990 года - в современных административных границах Екатеринбурга, исключая Пригородный округ храмов Екатеринбурга Русской православной церкви.

 

Карты составлены на основании результатов обследований сотрудников проекта и данных из открытых источников. Вследствие этого информация, представленная в картах, в отдельных случаях может иметь неполный характер или содержать пробелы.


1. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 1917 году

Революцию 1917 года Екатеринбург встретил городом с крайне развитым культовым ландшафтом: только Российская православная церковь располагала здесь тридцатью богослужебными зданиями, в том числе тремя соборами и женским монастырем 1-го класса. Помимо этого, в негласной уральской столице располагалось немало храмов традиционно сильных в регионе старообрядцев и единоверцев. В начале нового века к ним присоединяются мусульманские и иудейские молельные дома, чья паства растет за счет миграций, вызванных еврейскими погромами, Первой мировой войной и урбанизацией. Представители западного христианства – католичества и лютеранства – давно и прочно обосновались в Екатеринбурге и имеют собственные церкви, которые, однако, накануне Революции также уже не в состоянии вместить всех желающих, число которых увеличивается за счет беженцев и военнопленных.


2. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 1919 году

За недолгий срок, прошедший после Революции, в религиозной жизни страны и города происходят большие изменения. Три последовательных декрета – "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений", "О свободе совести" (Временного правительства) и "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" (Совета народных комиссаров) – резко подорвали положение религиозных организаций, и основной удар пришелся на Российскую православную церковь. РПЦ была вынуждена закрыть все домовые церкви, лишилась образовательных и административных функций, что подорвало ее экономическое положение и, за счет снижения присутствия церкви в жизни людей, ускорило общественную секуляризацию.


3. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 1923 году

Начало 1920-х гг. принесло облегчение для верующих Советской России: с 1923 г. в стране параллельно с экономическим нэпом развернулась новая политика отношений власти и религии – т. н. «религиозный нэп». Этот курс характеризовался относительной либерализацией религиозной жизни и снижением прессинга на конфессии. При этом цель большевиков – уничтожение конкурирующей идеологии – осталась неизменной, лишь изменились методы достижения: в условиях все еще сильной религиозности населения, экономического упадка и социальной напряжённости ставка была сделана на ненасильственные методы – агитацию населения и спецоперации в церковной среде. Главные операции – кампания по изъятию церковных ценностей и инициирование церковных расколов – имели целью разрушение крупнейшей конфессии, Российской православной церкви. Остальные деноминации реже подвергались преследованиям в этот период, а иногда даже получали поддержку с целью снизить влияние РПЦ.


4. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 1929 году

Именно с конца 1920-х гг. начинается наиболее трагичный период в истории верующих в СССР. В 1929 г. происходит кардинальное изменение экономического и внутриполитического курса, в т. ч. концепции отношения власти с религией. Государство склоняется к насильственным методам решения проблемы: от сложных интриг и многоходовых операций оно переходит к прямому закрытию храмов и репрессиям. Упрощается процедура закрытия богослужебного здания, теперь эти полномочия переходят к местным, часто антиклерикально настроенным и инициативным властям. Если за двенадцать лет после Революции в Екатеринбурге так и не было закрыто ни одной православной приходской церкви, то лишь за первые месяцы 1929 года закрываются две из пяти. Кроме них навсегда закрывается, а позже уничтожается лютеранская кирха. Правительство прекращает всякую поддержку православных раскольников и других конфессий, бескомпромиссно уничтожая все религиозные учреждения.


5. Религиозный ландшафт Екатеринбурга-Свердловска в 1931 году

В период с 1929 по 1931 гг. религиозному ландшафту города был нанесен самый серьезный урон за всю его историю. Бескомпромиссно борясь со всеми без исключения конфессиями, власти часто не ограничивались конфискацией и утилизацией здания церкви – наиболее знаковые объекты, доминанты городского ландшафта, были физически уничтожены. Так, были взорваны Богоявленский кафедральный собор, Екатерининский горный собор, Римской-католический костел во имя св. Анны, Златоустовская и Александро-Невская церкви. «Безбожную пятилетку», объявленную Союзом воинствующих безбожников с подачи правительства в 1932 г., Екатеринбург-Свердловск встретил с фактически уничтоженным культовым ландшафтом: от некогда богатого собрания храмов и молелен остались три православные кладбищенские церкви, старообрядческая часовня и иудейская молельня.


6. Религиозный ландшафт Екатеринбурга-Свердловска в 1941 году

К концу 1930-х гг. все религиозные конфессии, казалось бы, были окончательно и безоговорочно побеждены. Однако, перепись населения 1937 года показала иное: на вопрос «Верите ли Вы в Бога?» утвердительно ответили почти 57% взрослого населения Советского Союза. Такой результат шокировал правительство СССР и спровоцировал новую волну антирелигиозных репрессий – в стремлении уничтожить всякие проявления религии в обществе государство обрушилось на духовенство, прихожан и остатки культового ландшафта. В 1937 г. были закрыты Храм во имя святителя Николая Чудотворца на Никольском кладбище и Успенская старообрядческая часовня. В 1941 году была закрыта Всехсвятская церковь на Михайловском кладбище. Таким образом, Великую Отечественную войну город встретил лишь с двумя культовыми объектами: православной Иоанно-Предтеченской кладбищенской церковью, в силу обстоятельств ставшей кафедральной, и крошечной иудейской молельней при микве.


7. Религиозный ландшафт Екатеринбурга-Свердловска в 1944 году

В годы Великой Отечественной войны государственно-конфессиональные отношения претерпели значительные изменения. Советские власти, стремясь получить поддержку всех групп населения и избежать репутации репрессивного режима в глазах союзников (Германия на оккупированной территории открывала прежде закрытые православные храмы, и их повторное закрытие после освобождение Красной армией могло быть воспринято неоднозначно), сделало ряд шагов навстречу религии – однако, это потепление коснулось лишь Русской православной церкви. Одним из шагов навстречу РПЦ стало восстановление части разрушенного православного ландшафта. В случае Екатеринбурга-Свердловска это выразилось в открытии Всехсвятского храма на Михайловском кладбище, закрытого тремя годами ранее, в 1941 г.


8. Религиозный ландшафт Екатеринбурга-Свердловска в 1961 году

Потепление государственно-конфессиональных отношений в военные годы не вышло за пределы 1940-х гг. Базовая позиция государства по отношению к религии осталась прежней, что ярко проявилось в «хрущевские» годы. «Небесный штурм» – последняя активная антирелигиозная кампания Советского государства начала 1960-х гг. выразилась в финансовом и административном давлении на конфессии, приходской реформе и еще одном ударе по культовому ландшафту. В 1961 г. в Екатеринбурге-Свердловске были закрыты два культовых здания из трех – не проработавшая и двадцати лет Всехсвятская церковь на Михайловском кладбище и иудейская молельня при микве. Таким образом, после 1961 г. в городе, население которого вскоре превысит миллион человек, осталось лишь одно богослужебное здание – православный Иоанно-Предтеченский кафедральный собор, до революции бывший пригородной кладбищенской церковью.

.


9. Религиозный ландшафт Екатеринбурга-Свердловска в 1990 году

С начала 1980-х гг. отношения власти и государства приобретают более продуктивный характер. Выражается это в возвращении, в первую очередь, Русской православной церкви ряда культовых объектов. Кульминации этот процесс достигает в 1988 г., в год празднования тысячелетия Крещения Руси. Ростки реституции коснулись и Свердловска, где Церкви было возвращено здание Подворья Ново-Тихвинского монастыря в честь Всемилостивого Спаса в поселке Елизавет, пригороде города. Это было первое возвращение, запустившее процесс, который не окончился и по сей день. Уже через два года, в 1990 г., РПЦ был возвращен Всехсвятский храм на Михайловском кладбище. В рамках религиозного возрождения развивалась не только Русская православная церковь: в течение 1980-х гг. в Свердловске появляются первые группы ведущих духовный поиск людей, интересующихся самыми разными религиями, от баптизма до индуизма. К 1990 г., однако, большинство этих групп еще не вышли из тени, аккумулируя религиозный потенциал города, который ярко проявится в 1990-е гг.


10. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 2000 году

В период 1990-х гг. происходило стремительное возрождение религиозного ландшафта Екатеринбурга. Кризис идентичности, спровоцированный распадом СССР, вызвал массовое обращение населения к религии: священники Русской православной церкви свидетельствуют о случаях крещения за один день нескольких сотен людей. Возникают многочисленные общины, которые нуждаются в молитвенных помещениях. Это обусловило особенность этого первого поколения верующих и клириков: священники и лидеры приходов из 1990-х – это, в первую очередь, строители храмов; эта функция усиливается и пролонгируется за счет экономического кризиса этих лет, отягчающего такое дорогостоящее предприятие. Первые храмы 1990-х гг. – малые, домовые церкви, чаще всего на окраинах. Многочисленные возвращаемые РПЦ храмы в центре города находятся, как правило, в очень плохом состоянии и нуждаются в долгом ремонте. Бурное развитие переживает неопротестантское движение: множество общин пятидесятников, баптистов и евангельских христиан покрывают карту города. Для всех них характерна мобильность и активное миссионерство. Восстанавливаются когда-то традиционные для Екатеринбурга конфессии – католичество и лютеранство, оформляются первые сообщества приверженцев восточных учений – буддизма и индуизма.


11. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 2010 году

Экономический рост начала XXI века дал серьезный импульс для развития религиозного ландшафта города. Русская православная церковь в этот период завершает ряд долгостроев и инициирует несколько масштабных проектов с привлечением спонсорских ресурсов. Исторический центр города покрывается сетью православных храмов, начинается освоение дальних микрорайонов города. Восстанавливаются храмы традиционного для Екатеринбурга течения русской православия – старообрядчества. Силами армянской общины города возводится храм Армянской апостольской церкви, а силами мусульман города – сразу несколько мечетей. Продолжается бурное развитие неопротестантских общин, в т. ч. первых организаций, зародившихся в Екатеринбурге.


12. Религиозный ландшафт Екатеринбурга в 2016 году

К середине второго десятилетия XXI века лишь усилились тенденции, обозначившие начало века. Русская православная церковь приступила к активному освоению окраинных микрорайонов и пригородов Екатеринбурга. Неопротестантские организации путем открытия новых отделений и домашних групп поступательно расширяют сеть приходов. Заметный рост паствы переживают старообрядческие и лютеранские приходы. Мусульманское сообщество города ведет активную работу по строительству ряда новых мечетей.